Нанотехнологии для регенерации

Наука

Еще вчера об этом писали фантасты, а сегодня это стало реальностью. Ученые из Университета Огайо разработали* миниатюрное неинвазивное устройство, которое стимулирует регенерацию поврежденных тканей. Устройство резко ускоряет заживление ран и может обеспечить восстановление органов, поврежденных теми или иными заболеваниями

Устройство, представляющее собой наночип, назвали «тканевым трансфектором» (Tissue Nanotransfection – TNT). Напомними, что трансфекцией называется перенос чужеродных генов в клетку. Вот и TNT использует электрическое поле для доставки специфических генов в клетки кожи. Эти гены перепрограммируют клетки, превращая их в клетки других тканей, необходимых для восстановления повреждений.

Так, в экспериментах на животных с обширными травмами мягких тканей клетки кожи превращали в клетки, необходимые для построения кровеносных сосудов, ведь восстановление кровообращения – ключ к успешной регенерации. В течение недели в поврежденных тканях было налажено кровообращение, а спустя еще неделю раны затянулись.

 Нанотехнології у фармації

TNT может обеспечить восстановление тканей не только в непосредственной близости от места воздействия, но и дистантно. Так, ученые использовали наночип для производства в организме животных нервных клеток, которые ускорили восстановление мозга, поврежденного в результате инсульта.

На сегодня существует множество технологий восстановления тканей путем перепрграммирования собственных клеток организма.

Однако все они предусматривают промежуточный этап – создание из клеток кожи плюрипотентных стволовых клеток, из которых затем путем дифференцировки получают нужные типы клеток.

При использовании TNT этой стадии нет – клетки кожи сразу превращаются в клетки нужных тканей, каких именно тканей – зависит от генов, которые будут внедрены в клетки с помощью электрического поля.

Нанотехнологии для регенерации

Вы прикладывайте наночип, размером с монету к коже, секундное безболезненное воздействие тока, и устройство можно снять: гены уже попали в клетки, процесс перепрограммирования запущен, регенерация начинается.

Авторы разработки говорят, что сами удивлены, насколько эффективно работает такая простая идея. Пока устройство TNT тестировали только на лабораторных животных – мышах и свиньях. Тесты прошли успешно, поэтому ученые надеются, что наночип послужит и людям. Клинические испытания TNT запланированы на будущий год.

Увидеть, как работает TNT, можно на видео:

* Daniel Gallego-Perez, Durba Pal, Subhadip Ghatak, Veysi Malkoc, et al.(2017) Topical tissue nano-transfection mediates non-viral stroma reprogramming and rescue // Nature Nanotechnology, Published online 07 August 2017. doi:10.1038/nnano.2017.134

  • лечение ран
  • нанотехнологии
  • обране
  • перенос генов
  • регенерация тканей

Новая нанотехнология, запускающая процесс регенерации костной ткани при имплантации зубов

Ученые из университета Мичигана разработали новую технологию, с помощью которой медики смогут ускорить процесс восстановления костной ткани у пациентов.

Они создали полимерные сферы, которые могут доставлять к поврежденным частям кости специальные молекулы, запускающие процесс регенерации собственными клетками организма.

Данная технология позволит ускорить процесс восстановления после установки различных имплантатов, а также будет эффективна для лечения пародонтоза.

Нанотехнологии для регенерации Ключевую роль в новой технологии играет некодирующая молекула микроРНК, содержащаяся в растениях, животных и некоторых вирусах. Согласно результатам ранее проведенных клинических испытаний, разработанный на ее основе препарат эффективен в отношении ряда болезней, в том числе некоторых типов рака и инфекционных заболеваний. Проведя собственное исследование, ученые университета Мичигана также обнаружили, что молекула микроРНК может способствовать ускорению регенерации костной ткани.

При введении молекул миркоРНК в стволовые клетки организма, они инициируют запуск внутренних механизмов восстановления костной ткани, — утверждает автор проекта д-р Питер Ма, проф. кафедры стоматологии.

Проблема состоит в том, что самим по себе молекулам микроРНК сложно пройти сквозь клеточную мембрану, именно поэтому д-р Ма совместно с коллегами создали полимерные сферы, которые могут легко проходить через оболочку клетки и доставлять микроРНК к поврежденной ткани.

Основным преимуществом технологии является использование внутреннего механизма регенерации организма. Это избавляет от необходимости вводить чужие клетки в область повреждения, что не только является сложной медицинской процедурой, но также может приводить к отторжению имплантата или развитию опухоли.

Для пациентов, у которых также диагностированы другие заболевания, процесс восстановления костной ткани может быть долгим и сложным. Миллионы людей во всем мире нуждаются в регенерации костных тканей и лечении сопутствующих функциональных заболеваний, однако даже современные технологии не всегда дают качественный и долговечный результат.

«Технология, над которой мы работаем, позволяет создать новые методики лечения с использованием молекул ДНК и РНК для регенеративной медицины.

Также, существует возможность применения нашей технологии для борьбы с другими тяжелыми заболеваниями.

Данная методика может применяться в стоматологии и челюстно-лицевой хирургии, для лечения остеопороза, восстановления после операций на кости и для восстановления связок», — утверждает д-р Ма.

Кроме того, существует проблема установки зубного имплантата и восстановления его функциональности для пациентов со слабой костной тканью. В подобных случаях, изначально технология может быть применена для восстановления костных тканей, что впоследствии даст имплантологу возможность надежно установить имплантат.

Д-р Ма подчеркивает, что новая технология может применяться и для борьбы с последствиями тяжелых форм пародонтоза. Как правило, такое заболевание приводит к истончению альвеолярной кости, и как следствие, к потере зуба.

С помощью разработанной технологии можно будет восстановить поврежденные участки альвеолярной кости, и таким образом, укрепить ослабленный зуб.

Регенерация частей тела — наше будущее

Кишечнодышащие черви обладают невероятной способностью к регенерации. У людей и этих червей много общих генов, поэтому ученые изучают последних в надежде когда-нибудь стимулировать регенерацию и у людей.

Способность к регенерации частей тела всегда была увлекательной перспективой, вдохновляющей таких персонажей, как Росомаха, которые могут мгновенно исцелять себя и восстанавливать потерянные части тела. И теперь регенерация вдохновляет научные исследования.

Многие виды животного царства могут регенерировать: членистоногие (например, скорпионы) могут выращивать придатки. Некоторые кольчатые черви могут регенерировать всего лишь из нескольких сегментов своего тела.

Иглокожие (морские звезды) могут как самостоятельно ампутировать, так и повторно вырастить конечность. Амфибии (саламандры и тритоны) могут регенерировать конечность всего за месяц, а некоторые рептилии могут регенерировать свои хвосты.

Небольшие обитатели коралловых рифов, черви, которые прячутся в песке и являются одним из самых близких беспозвоночных к человеку, могут регенерировать любые части своего тела, которые были отрезаны, даже нервную систему и голову.

Разрежьте такого червя пополам — и через пятнадцать дней будет два полных, неразличимых варианта. И еще они необычайно похожи по структуре тела на людей.

Ученые задаются вопросом: раз уж у людей много таких же генов, можем ли мы так же?

«Я думаю, что у нас, как людей, есть потенциал для регенерации, но что-то мешает ей происходить», говорит профессор биологии Билли Сволла из Университета Вашингтона.

Читайте также:  Простанорм: инструкция по применению, цена и отзывы пациентов

Сволла — директор Friday Harbor Laboratories, которая занимается, в числе прочего, исследованием регенерации у беспозвоночных.

«Я думаю, что у людей есть все необходимые гены, и если мы сможем понять, как их включить, мы сможем регенерировать».

Хотя все это похоже на научную фантастику, многие ученые считают, что регенерация частей человеческого тела вполне достижима.

Мы уже восстанавливаем кожу, части других органов и ногти; у нас также есть много необходимых генов, из которых практически все используются другими животными для регенерации структур их тела.

Мы могли бы восстанавливать нервную систему, если бы поняли механизм, который черви используют для регенерации.

Дорожная карта человека, которая содержится в нашей ДНК, присутствует в каждой клетке нашего тела и также должна содержать достаточно информации для создания или регенерации тела. Однако доступ к этой части плана недоступен для человека по какой-то эволюционной причине.

Одна из возможных причин этого заключается в том, что регенерация требует слишком много энергии у большого и сложного организма вроде человека.

Может быть и такое, что наша чрезвычайно развитая иммунная система останавливает этот процесс при помощи ответов, например, ввиду формирования рубцов.

Команда Вашингтонского университета исследовала, какие схемы экспрессии генов имеют место, когда у червей начинается регенерация. Поскольку регенерация у каждого червя идет по одной и той же схеме после начала, ученые считают, что должен существовать мастер-ген. Если этот ген начинает процесс, он может стать триггером для регенерации и у человека.

Они также пытаются определить, какие клеточные функции выступают в роли строительных блоков регенерации. Стволовые клетки — очевидный вариант, но могут быть и другие типы клеток, которые могут использоваться для регенерации. Наконец, команда ученых надеется использовать активацию генов или редактирование, чтобы запустить процесс у других животных, включая людей.

В конечном счете медицина могла бы принять совершенно другой вид. Жертвы ожога могли бы восстанавливать кожу, а люди, которые стоят в очереди на трансплантацию, выращивать новые конечности и внутренние органы.

Конечно, такая технология, если она возможна, появится не скоро. Препятствия колоссальны, а над дублированием рабочих нервных систем человека, мозга и внутренних органов придется провести очень глубокую работу.

Возможно, на это уйдет сотня лет.

Пожалуйста, оцените статью:

Нанотехнологии в медицине

В настоящее время во всем мире интенсивно проводятся научные исследования возможностей нанотехнологий в различных отраслях. Тема эта активно обсуждается в зарубежной печати.

Нанотехнология — это работа с материей на атомном и молекулярном уровне с целью создания материалов с исключительно новыми свойствами. Это быстро расширяющаяся область исследований с огромным потенциалом во многих областях — от здравоохранения до строительства и электроники.

По мнению ученых, в медицине она обещает революцию в доставке лекарств по назначению, генной терапии, диагностике.

Первые шаги нанороботов

Приставка nano происходит от древнегреческого «карлик». В науке это означает одну миллиардную часть (10-9). Один нанометр равняется приблизительно размерам 3-5 атомов, что примерно в 40 тыс. раз меньше, чем толщина человеческих волос.

Размер вируса, как правило, составляет около 100 нм.

Способность управлять структурами и свойствами в наношкале в медицине подобно наличию сверхмикроскопической лаборатории, в которой можно работать с клеточными компонентами, вирусами или частями ДНК, используя крошечные инструменты.

Методы лечения, использующие манипуляции с генами, всё более и более исследуются как методы выбора для лечения болезней. Одна весьма привлекательная цель в этой области — это способность моделировать лечение согласно генетическому профилю конкретного пациента.

Это создает потребность в инструментах, которые помогают разрабатывать такое лечение. Например, если растянуть секцию ДНК подобно спагетти, то станет возможным исследовать ее, оперировать на ней или строить нанороботов, которые могут выполнять ремонт внутри ее клеточных компонентов.

Нанотехнология приближает эту научную мечту к действительности. Например, ученые в Австралийском национальном университете сумели прикрепить покрытые латексом бусинки к концам измененной ДНК и затем использовали «оптическую ловушку» в виде сконцентрированного пучка света, чтобы удерживать бусинки на месте.

Они растянули молекулярную цепочку ДНК так, чтобы изучить взаимодействие определенных связующих белков.

Тем временем химики Нью-Йоркского университета создали наноробота из фрагментов ДНК, который передвигается на двух «ногах» длинной всего 10 нм. Они описывают, как их nanowalker с помощью молекул псоралена, приложенных к концам его «ног», делает свои первые «детские шаги»: два вперед и два назад.

Один из исследователей Нед Симон сказал, что он предвидит, что будет возможно создать поточную линию в масштабе молекулы, где можно перемещать молекулу вперед, до тех пор, пока не достигнуто правильное местоположение, и наоборот, проведет на этом месте ограниченную химиотерапию, подобно «точечной сварке» на сборочной линии при производстве автомобилей. Лаборатория Симона также надеется использовать нанотехнологию ДНК, чтобы сделать компьютер на биочипах и установить, как кристаллизуются биологические молекулы. Работа, которую делают Симон и его коллеги, — хороший пример «биомиметики», где, используя нанотехнологию, они могут моделировать биологические процессы, происходящие в природе.

Также на основе ДНК создаются нанороботы, нацеленные на раковые клетки. Исследователи Гарвардской медицинской школы в США недавно опубликовали в журнале Science статью о том, как они сделали из ДНК «органического наноробота» для транспортировки полезного молекулярного груза.

Бочкообразный наноробот может нести молекулы, содержащие «инструкции», которые заставляют клетки вести себя специфическим способом.

В этом исследовании команда ученых успешно продемонстрировала, как она доставляла молекулы лекарства, которые вызывают апоптоз клеток при лейкемии и лимфоме.

Нанороботы, сделанные из других материалов, также находятся в стадии разработки.

Например, золото является материалом, который ученые Северо-западного университета используют чтобы делать так называемые наностары — простые, специализированные, звездообразные наночастицы, которые могут доставлять лекарства непосредственно к ядрам раковых клеток.

В недавней статье в журнале ACS Nano они описывают, как загруженные лекарством наностары ведут себя подобно крошечным путешественникам автостопом, как после прикрепления к белку, находящемуся на поверхности клеток цервикального и овариального рака у человека, они доставляют свой полезный груз прямо в ядра этих клеток.

Исследователи установили, что если придать этим нанороботам форму звезды, то это помогает преодолевать одну из трудностей использования наночастиц в деле точной доставки лекарств. Они сообщают, что такая форма помогает концентрировать световые импульсы, которые применяются для выброса лекарств точно на окончаниях лучей звезды.

Нанофабрики in situ

Лекарства на основе белка очень полезны, потому что они могут быть запрограммированы таким образом, чтобы давать определенные сигналы клеткам. Но проблема с обычной доставкой таких лекарств в том, что в организме большинство из них разрушается прежде, чем они достигают их мишеней.

Читайте также:  Диетические блины и печенье из гречневой муки

Но что, если произвести такие лекарства на месте, прямо на целевом участке? В недавнем выпуске журнала Nano Letters исследователи Массачусетского института технологии (MIT) в США показали, что это сделать возможно.

В доказательствах своего главного исследования они демонстрируют возможность выполнения самосборки нанофабрик, которые производят сложные белковые структуры по требованию, на целевых участках. Пока они проверили идею на мышах, создавая наночастицы, запрограммированные так, чтобы произвести по заказу зеленый флуоресцентный протеин (GFP) или люциферазу (luciferase), открытую ультрафиолетовому излучению.  

Команда MIT выступила с этой идеей, пытаясь найти способ атаковать метастазы, которые дают опухоли, более чем 90% смертей от рака. Теперь ученые работают над наночастицами, которые могут синтезировать лекарства против рака, а также над другими способами их подключения.

Нановолокна – это волокна с диаметром менее 1000 нм. Медицинское применение таких нановолокон – создание специальных материалов для перевязки ран и другого хирургического текстиля, материалов, используемых при имплантации, операциях на тканях, а также при создании компонентов искусственных органов.

Нановолокна, сделанные из углерода, также перспективны для визуализации и повышения точности измерений. Но здесь есть большие проблемы, которые необходимо преодолеть. Одной из главных сейчас является задача, как сделать так, чтобы такие волокна были нужного размера. Решение было дорогостоящим и потребовало много времени.

В прошлом году исследователи Государственного университета Северной Каролины показали разработанный ими новый метод изготовления углеродных на-новолокон строго определенных размеров.

В своем сообщении в журнале ACS Applied Materials & Interfaces они описывают, как сумели вырастить углеродные нановолокна одинакового диаметра, используя наночастицы никеля, покрытые оболочкой, сделанной из лигандов — маленьких органических молекул с функциональными частями, которые связываются непосредственно с металлами.

Никелевые наночастицы особенно интересны тем, что при высоких температурах они помогают выращивать углеродные нановолокна. Ученые смогли определить места роста нановолокон и путем правильного размещения наночастиц вырастили нановолокна необходимого образца.

Свинец также находит использование как нановолокно.

Matthew MacEwan из Медицин-ской Школы Cент-Луиса Вашингтонского университета основал собственную наномедицинскую компанию, нацеленную на ре-конструирование хирургической сетки, которая используется в операционных во всем мире.

Синтетический полимер, содер-жащий свинец и включающий индивидуальные цепочки нановолокон, был разработан, чтобы восстанавливать повреждения головного и спинного мозга. Он оказался пригодным для использования и при лечении грыж, фистул.

В настоящее время хирургические сетки применяются для восстановления защитных мембран, которые покрывают головной и спинной мозг. Они сделаны из жесткого материала, с которым трудно работать.

Свинцовые нановолоконные сетки являются более тонкими, гибкими и более способными интегрироваться с собственными тканями человека.

Каждая нить нановолокна сетки в тысячи раз меньше, чем диаметр одной клетки тела.

Идея состоит в использовании  

нановолоконных материалов не только для того, чтобы сделать оперативные вмешательства более легкими для хирургов, но также и для уменьшения числа после операционных осложнений у пациентов, поскольку такие сетки в организме через некоторое время разрушаются естественным образом.

Ученые Политехнического ин-ститута Нью-Йоркского университета недавно продемонстрировали новый способ делать нановолокна из белков. В журнале Advanced Functional Materials исследователи заявили, что натолкнулись на свои открытия почти случайно.

Изучая некоторые, имеющие форму цилиндра, белки, полученные из хряща, они заметили, что в высоких концентрациях некоторые из белков спонтанно объединялись и самособирались в нановолокна. Ученые могут управлять фор-мированием волокна, изменять его форму и контролировать то, как оно связывается с малыми молекулами.

Например, при до-бавлении никеля волокна преобразовались в слипшуюся массу, которая могла использоваться, чтобы инициировать освобождение прикрепленной молекулы лекарства. Исследователи на-деются, что этот новый метод значительно улучшит доставку лекарств при лечении рака и болезни Альцгеймера.

Они также считают перспективным применение этого метода для регенерации человеческой ткани, кости и хряща.

Есть ли причины для беспокойства?

Что вызывает беспокойство вокруг наноматериалов в будущем? В последние годы наблюдался настоящий взрыв числа научных исследователей, демонстрирующих разнообразие применений нанотехнологий и наноматериалов в медицине.

Однако в этой области существуют значительные проблемы, самой большой из которых является повышение производства материалов и инструментов при уменьшении финансовых затрат и времени.

Но как добиться уверенности общества в том, что эта быстро расширяющаяся технология является безопасной?

Есть эксперты, полагающие, что беспокойство об опасности нанотехнологий сильно преувеличено. Они указывают на тот факт, что если материал представлен в виде наночастиц, это еще не подразумевает, что он опасен.

Действительно, наночастицы окружают нас, встречаясь в естественных условиях, например, в вулканической золе и морских брызгах (морском аэрозоле).

Как побочные продукты человеческой деятельности, они присутствовали, начиная с каменного века, в дыме и саже.

О попытках исследовать безопасность наноматериалов Национальный институт рака в США указывает, что, поскольку так много наночастиц естественно присутствует в окружающей среде то они «часто в порядке величин представляют более высокие уровни, чем искусственно произведенные наночастицы». Во многих отношениях, указывают ученые, большинство искусственно произведенных наночастиц намного менее ядовиты, чем товары бытовой химии, инсектициды, лекарства.

Но беспокойство сохраняется. Ряд специалистов полагают что в то время как темп исследований ускоряется и рынок наноматериалов расширяется, недостаточно делается для того, чтобы обнаружить их токсикологические последствия.

Этого мнения придерживается Комитет по науке и технике Палаты лордов британского парламента, который в своем недавнем докладе относительно нанотехнологий поднял несколько вопросов о наноматериалах и здоровье человека, особенно в отношении риска принятия наноматериалов с пищей. Есть одна область, которая особенно беспокоит комитет, — это размер и исключительная подвижность наночастиц: они являются достаточно малыми и, будучи проглоченными, способны проникать через мембраны слизистой кишечника с возможностью доступа к мозгу и другим частям тела, и даже проникать внутрь ядер клеток.

Другая озабоченность — растворимость и живучесть наноматериалов. Что случается, например, с нерастворимыми наночастицами? Если они не могут быть разрушены и переварены или же изменят свои свойства, то существует ли опасность, что они будут накапливаться и повреждать органы?

Также из-за большой площади поверхности по отношению к массе наночастицы являются сильно реактивными и могут, например, служить пусковым механизмом пока еще неизвестных химических реакций или, соединяясь с токсинами, позволять им входить в клетки, к которым они иначе не имели бы никакого доступа.

Например, обладая большой площадью поверхности, реактивностью и электрическим зарядом, наноматериалы создают условия для того, что описано как «агрегация частиц» из-за физических сил и «агломерация частиц» из-за химических сил в результате чего индивидуальные наночастицы объединяются, чтобы формировать большие частицы. Это может вести к формированию очень больших частиц, например в пищеварительном канале и внутри клеток, но могло бы также заканчиваться и разукрупнением комков наночастиц, что может радикально изменять их физико-химические свойства и химическую реактивность.

Такие обратимые феномены добавляют трудности в понимании поведения и токсикологии наноматериалов, как считает комитет, чье общее заключение состоит в том, что ни правительство, ни советы по научным исследованиям не уделяют должного приоритета исследованиям по безопасности нанотехнологии, особенно с учетом периода времени, в пределах которого продукты, содержащие наноматериалы, могут быть разработаны. Комитет рекомендует проводить намного больше исследований, чтобы гарантировать возможность регулирующих агентств эффективно оценивать безопасность нанопродуктов прежде, чем разрешать им доступ на рынок.

Читайте также:  Оптимальный интервал между беременностями - не менее полутора года

Поэтому потенциальный риск, который представляют нанотехнологии для здоровья человека, должен быть исследован и проконтролирован.

Александр ЛАЗАРЕНКО, кандидат медицинских наук. По материалам Medical News to Day.

Новый метод регенерации костей

«Чердак»

Ученые из Бирмингемского университета, университетского колледжа Дублина и Университета Лафборо исследовали способ восстановления костных тканей при помощи внеклеточных наночастиц – везикул.

Переломы – серьезная медицинская проблема. Переломов только от остеопороза в год насчитывается 8,9 млн. Несмотря на то, что кости способны к самостоятельному восстановлению, иногда организм не справляется с нагрузкой и требуется внешнее вмешательство. Например, в тех случаях, когда теряется слишком большое количество костной ткани при переломе или удалении остеосаркомы.

Стандартные методы регенерации костей, применяемые сегодня в клинической практике, могут привести к серьезным осложнениям и даже гибели пациента. В последние десятилетия разрабатываются новые способы восстановления костной ткани при помощи методов клеточной инженерии. Но они дорогостоящи и сталкиваются с законодательными и этическими ограничениями.

Ученые из Великобритании предложили инновационный способ восстановления больших объемов костной ткани, лишенный ограничений, присущих всем нынешним методам.

Для восстановления костной ткани ученые применили так называемые внеклеточные везикулы – частицы размером менее 200 нанометров. В организме эти частицы образуются естественным путем в процессе формирования костей.

В эксперименте использовались стволовые клетки костного мозга, полученные от молодого мужчины. Сначала ученые вырастили минерализующие остеобласты, затем путем центрифугирования отделили от них внеклеточные везикулы и поместили везикулы в среды со стволовыми клетками костного мозга.

Эксперимент показал, что внеклеточные везикулы направляли дифференциацию стволовых клеток костного мозга в сторону минерализации, то есть стимулировали образование из них клеток костной ткани.

При этом количество костной ткани, которое образовалось при применении внеклеточных везикул, превзошло современный клинический золотой стандарт – использование факторов роста (костных морфогенетических белков BMP2).

Для контроля результатов ученые использовали два типа сред – с минерализующими и неминерализующими остеобластами. Везикулы, полученные в среде неминерализующих остеобластов, не усиливали минерализацию тканей, что подтверждает регенерирующие способности частиц, полученных именно от минерализующих остеобластов.

  • Результаты эксперимента были подтверждены при помощи рентгенографического флуоресцентного анализа и инфракрасной спектроскопии.
  • Исследование, проведенное in vitro, открывает новые перспективы для восстановления твердых тканей – костей, зубов и хрящей.
  • Результаты исследования опубликованы в журнале Scientific Reports.
  • Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru

Нанотехнологии «свои» и «чужие»

В первом выпуске «Кентавра» (материал «Собачье сердце отдыхает») мы с нескрываемым торжеством сообщили о настоящем прорыве отечественной науки в области нанотехнологий: весной 2007 года самарским ученым удалось добиться регенерации…

В первом выпуске «Кентавра» (материал «Собачье сердце отдыхает») мы с нескрываемым торжеством сообщили о настоящем прорыве отечественной науки в области нанотехнологий: весной 2007 года самарским ученым удалось добиться регенерации поврежденных тканей сердца собаки с помощью нанотехнологического имплантата «ЛитАр», разработанного профессором Самарского технического университета, доктором фармацевтических наук С.Д. Литвиновым. Эксперимент подтвердил уникальную способность «ЛитАра» вызывать рост полноценных клеток сердца (кардиомиоцитов), постепенно заполняющих дефект сердечной мышцы без образования рубца. Возможно, открыт путь к спасению больных с тяжелым инфарктом миокарда.

  • Ранее не менее эффектные результаты были получены при лечении дефектов костей, легких, почек и других органов, которые «самовосстанавливаются» под влиянием «ЛитАра», работающего подобно своеобразной биологической матрице.
  • Впрочем, пока это всего лишь догадки: механизм действия нового материала до сих пор всерьез не изучен и не описан, хотя «ЛитАр» разрешен к применению в медицинской практике и уже вовсю используется провинциальными врачами-новаторами.
  • Нам казалось, что после обнародования самарского изобретения загадка «ЛитАра» должна непременно заинтересовать отечественную фундаментальную науку.
  • Нам казалось, что люди, отвечающие за развитие нанотехнологий в России, должны ухватиться за достижение профессора Литвинова и создать его коллективу максимально благоприятные условия для продолжения работы.

Нам казалось, что руководство Самарской области поднимет на знамя местное научное достижение и поможет организовать массовое производство «ЛитАра» на благо здоровья людей и развития страны. Вот ведь как повезло самарцам, у них уже есть готовая конкурентоспособная инновация, о крайней необходимости которой твердят оба президента РФ!

Сказано не зря: «крестись, когда кажется».

Профессор Литвинов пока еще не так плохо кончил, как лесковский Левша, но уже уволен с работы из Технического университета, где в свое время учился. Сейчас он занят в основном тем, что судится с руководством университета, добиваясь восстановления в должности.

  1. Научная работа по «ЛитАру» приостановлена, поскольку тема не удостоилась федерального гранта по нанотехнологической тематике.
  2. (Тут, кстати, вспоминается досада премьера Зубкова на недавнем заседании правительства: по мнению премьера, денег на «нанофронте» тратится немерено, а результаты «оставляют желать».)
  3. Небольшая научно-производственная фирма Литвинова продолжает производить «ЛитАр», снабжая постоянных заказчиков, но доходов хватает только на то, чтобы заплатить налоги и выплачивать зарплату лаборанту.

— Голодаете? — спрашиваю безработного профессора.

— Ну уж до этого не доходит, мир не без добрых людей, — посмеивается в телефонную трубку Литвинов.

— Вы обязательно напишите, что знакомые предприниматели дали мне денег на публикацию книги «Композит «ЛитАр» — универсальный имплантат», предисловие к которой написали два мировых светила — главный стоматолог РФ  академик В.К. Леонтьев и самарский хирург-травматолог академик РАМН А.Ф. Краснов.

А другие состоятельные люди хотят профинансировать эксперимент по выращиванию с помощью «ЛитАра» искусственных зародышей зубов. Совсем недавно практикующими врачами получены обнадеживающие результаты по артриту и артрозу.

По кардиологической тематике выразил желание сотрудничать Санкт-Петербургский НИИ кардиологии имени профессора Алмазова. Предложения о постоянной работе тоже поступают, но я пока надеюсь, что суд восстановит справедливость и вернет меня к моим студентам и моему кафедральному роялю, без которого трудно думать.

Не спешите, дорогие читатели, плеваться при слове «нанотехнологии». Они, если присмотреться, в России есть — как есть и неистребимая привычка власть имущих щедро поливать там, где не растет, и жестко пропалывать там, где что-то проклюнулось.

Ирина Самахова,

Новосибирск — Самара

Adblock
detector